kp.ua

Протестный потенциал украинцев растет, и это очень хорошо!

Интервью с социологом Еленой Симончук
Почему в Институте социологии Академии наук Украины радуются, что все больше украинцев хотят митинговать - рассказывает кандидат социологических наук Елена Симончук, автор исследования "Протестные установки населения Украины"
Елена Владимировна Симончук

  • Старший научный сотрудник Института социологии Национальной академии наук.
  • Член Социологической ассоциации Украины.
  • Член Международной социологической ассоциации.
Научные интересы: классовый анализ общества, социально-профессиональная структура и мобильность, сравнительная социология.

Подробно познакомиться с работами Елены Симончук можно на ее сайте http://simonchuk.kiev.ua/ua

Елена Владимировна Симончук

1994 - 2017: в основу исследования легли данные за 23 года

Часть 1.
Два хороших вывода

А вы помните, когда митинговали в последний раз?

Под Радой митингуют за ротацию военных в АТО
(август 2014)

- Елена, о чем ваше исследование?

- О том, как изменился уровень протестных настроений украинцев за 23 года. Институт социологии НАН Украины с 1994 года проводит мониторинговое исследование, задавая людям вопрос, готовы ли они и в каких формах защищать свои интересы и права в случае их ущемления.

Предлагаются 13 вариантов ответа, на основании которых выделяются «потенциально пассивные» респонденты. Они ответили: «ни одна из мер не кажется мне эффективной настолько, чтобы я принял в них участие» или «затрудняюсь ответить». И «потенциально активные», - все остальные, которые готовы:

  • «к легитимным акциям протеста» – выбрали «участие в законных митингах и демонстрациях», «в предвыборных кампаниях», «сборе подписей под коллективными петициями» и так далее.
  • «к нелегитимным акциям протеста» - «создание независимых от президента и правительства вооруженных формирований», «захват зданий», «митинги и демонстрации» и так далее.

Для анализа протестных настроений также используется Индекс дестабилизационности протестного потенциала. Критическим его значением авторы методики (Н.Панина и Э.Клюенко) считают 4,4 – если он выше, возрастает вероятность массовых протестов.

- Майдан начался, поскольку протестные настроения достигли порога в 4,4?

- Да, индекс в 2013-м был рекордным за все годы наблюдений – 5,4. Но давайте начнем с общей картины. Если в начале 1990-х потенциально пассивных людей было две трети населения, то сейчас – менее 45%.
Стало больше потенциально активных, которые декларируют готовность отстаивать свои права. Это первый оптимистичный вывод исследования.
Доли людей готовых к «легитимным» и к «нелегитимным» акциям из года в год колеблются. Всплески совпадают со знаковыми событиями новейшей истории Украины: 1998-й – пик забастовочного движения, 2001-й – кампания «Украина без Кучмы», следующие два пика – Оранжевая революция и Евромайдан. Что во время этих событий происходит с индексом протестного потенциала? Его значение превышает 4,4, а потом снижается. Но достигнув в 2013-м пика в 5,4 балла, индекс держится на высоком уровне.

- Почему индекс не упал?

- Я предлагаю это трактовать не как увеличение протестных настроений, а как свидетельство роста гражданской активности. Доля легитимно настроенных граждан после Оранжевой революции возросла в полтора раза и продолжает расти последние 12 лет.

Меня это исключительно радует! Что выгодно отличает западные общества? Их граждане постоянно готовы к отстаиванию, прежде всего в легитимных формах, своих интересов. В украинском обществе этот замечательный тренд начался с 2004 года. Это говорит о том, что мы становимся более граждански зрелыми. Это мой второй оптимистичный вывод.
Это говорит о том, что мы становимся более граждански зрелыми. Это мой второй оптимистичный вывод.

Инфографика

Как бы вы ответили на вопрос?
Динамика протестных настроений населения Украины в 1994–2017 годах.
Динамика протестных настроений населения Украины в 1994–2017 годах.

Индекс протестного потенциала

4,2

1998 год
Забастовки рабочих
4,6

2001 и 2005 годы
Украина без Кучмы
Оранжевая революция
5,4

2013 год
Евромайдан
4,3

2017 год
Динамика протестных установок населения Украины в 1994–2017 годах
Динамика протестных установок населения Украины в 1994–2017 годах

Оранжевая
линия показывает, что количество пассивных людей уменьшается, а фиолетовая - что растет количество людей, готовых защищать свои интересы законными методами.

1994 - 2017: С востока на запад

Часть 2.
Перелом - после 2004-го

Вас образование на протест толкает?
- Елена, зависит ли уровень протестного потенциала от возраста, пола и образования?

- Протестный потенциал мужчин в полтора раза выше, чем женщин, причем индекс среди женщин за годы наблюдений не превышал 4,4. Среди мужчин, наоборот, со времен Оранжевой революции не опускается ниже этого порога.

Чем старше респонденты, тем ниже уровень их готовности защищать свои интересы. Индекс среди представителей молодого (18–29 лет) и среднего (30–55 лет) поколений в полтора раза выше, чем у старшего поколения (от 55 лет). Причем протестный потенциал людей молодого и среднего возраста на протяжении 23 лет преимущественно превышал пороговое значение 4,4, они чаще готовы к нелегитимным акциям.

Из года в год наибольшим протестным потенциалом отличаются люди с высшим образованием, а наименьшим с общим средним образованием. О чем это говорит? Именно высокообразованные являются потенциально более граждански активными и готовыми к разнообразным формам социальной самозащиты.

- Место проживания влияет на желание человека защищать свои интересы?

- В 1990-е – годы интенсивного забастовочного движения – наиболее активными были жители Восточного и Южного регионов. Это понятно: они страдали от огромных задолженностей по зарплатам.

С 2001 года потенциалы разных региональных групп более-менее сблизились, а после Оранжевой революции произошел слом: лидерами протестных настроений стали жители Западного региона. В период Евромайдана их индекс достигал рекордных 8,0, превышая протестный потенциал всех остальных, в первую очередь, в 2,5 раза, жителей востока.
В целом за 23 года уровень протестного потенциала вырос в Западном и Центральном регионах почти вдвое, а в Южном и Восточном — с колебаниями вернулся к уровню начала 1990-х.
- А что с Донбассом?

- Если отдельно рассматривать индекс жителей неоккупированной части Донбасса, то в 2017 году он — 2. Люди просто хотят, чтобы все закончилось.

- Отличаются ли протестные настроения киевлян и, например, селян?

- До акции «Украина без Кучмы» протестный потенциал киевлян был часто ниже, чем у жителей крупных и небольших городов, но затем они «проснулись»: в годы знаковых событий киевляне демонстрировали высокий индекс – около 7,0. Только в 2016-м его значение существенно упало – вероятно, устали…
Во время Евромайдана, в 2013 году, нас удивили жители села: их индекс оказался максимальным (7,0) среди всех групп. Я пока не могу объяснить этот всплеск.
Возможно, это связано с резким ростом в эти годы активности жителей Западного региона, более половины из которых проживают в селе.

Инфографика

Вы к какой группе относитесь?
Динамика протестного потенциала среди разных социальных групп населения Украины в 1994–2017 годах.
Динамика протестного потенциала среди разных социальных групп населения Украины в 1994–2017 годах.

1994 - 2017: от подавления до взрыва

Часть 3.
Дело не в ментальности

Вы живете прошлым или будущим?

- Елена, отталкиваясь от вашего исследования, «майданить» – наше ментальное или отголоски глобализации?

- Чтобы оценить, много или мало украинцы сегодня протестуют, надо понимать точку отчета. Когда я писала статью о рабочем движении в Украине в период независимости, с трудом нашла данные о протестах в советское время.

Российская исследовательница Людмила Алексеева, опираясь на архивы диссидентов, собрала достоверные сведения лишь о 76 забастовках послесталинских десятилетий.

Украинский историк Олег Бажан отмечает, что, по данным спецслужб, в УССР в 1960-х годах было зафиксировано 87 случаев «групповых отказов от работы». В Украине только в 1997 году прошло 1162 забастовки, не считая других форм протеста.
Если принимать во внимание, что еще четверть века назад в Украине была ситуация абсолютного подавления протестной активности, то сейчас украинцы весьма активны в защите своих интересов.
Без майданов мы никогда бы не вырвались из советского прошлого. И дело тут не в ментальности… Наконец-то люди поняли, что не они для государства, а государство для них; что они должны это государство контролировать и требовать от него соблюдения прав каждого.

- Почему раньше было очень много рабочих забастовок, а теперь - политических протестов?

- Во-первых, доля рабочего класса снизилась за годы независимости не менее чем в 2,5 раза. Во-вторых, забастовки в 1990-х были связаны главным образом с невыплатой зарплат или их задержкой. Как только к 2000 году эту проблему решили, забастовки сошли на нет.

Кроме того, в 1990-е годы забастовку можно было устраивать спонтанно: организовали стачечный комитет и остановили работу. В 2000-х приняли законы, которые урегулировали правила проведения забастовки, теперь для ее начала надо не менее 30 дней.

- В наши дни многие получают зарплату в конвертах или работают без трудовых книжек, но не протестуют…

- Боязнь протестовать на рабочем месте – отражение глобального тренда. Американский социолог Майкл Буравой объясняет затухание рабочего движения тем, что когда-то работники могли забастовкой защитить свои права, потому что работодатель был зависим от них. А сейчас он может использовать труд машин и роботов; может перенести производство в другую страну; может с легкостью менять работников, потому что большее их число работает на условиях аутсорсинга.
Как пишет Буравой, «уже не капитал идет на уступки труду, а труд идет на уступки капиталу, чтобы удержаться на своих рабочих местах».
- Вам не кажется, что чем чаще политики устраивают акции по самому незначительному поводу, тем больше нивелируют их статус?

- «Акции по незначительному поводу», даже если их много, слабо влияют на протестный потенциал общества. Я, например, редко смотрю телевизор и не знаю, что происходит, например, под Радой. На рост лично моих протестных настроений влияет то, что происходит с наукой: выделяется крайне мало денег на проведение исследований; научные институты не могут удержать молодые кадры. Это подпитывает мой протестный потенциал и заставляет искать формы защиты профессиональных интересов.

- Одно время было модно искать сакральность в повторении революций 2004-го и 2014-го. Ваше исследование объясняет, почему разрыв в десять лет?

- Давайте подождем еще 10 или 20 лет, тогда сможем сказать, есть ли цикличность.

Фотоистория

Митинг Руха
25 октября 1989 года Народный Рух вывел людей на Майдан, который тогда назывался площадь Октябрьской революции. Девиз акции: "Закону о выборах и закону о языке - демократическую основу". Фото: Википедия

Марш шахтеров на Киев
В июле 1996 года началась очередная шахтерская забастовка. Горняки перекрыли железнодорожные пути и пошли пешком в Киев, требуя погасить долги по зарплатам. Правительство митинги разогнало. Шахтерский марш повторился в 1998, 1999 и 2002-м годах. Ситуация была настолько критической, что в центре Луганске один из шахтеров поджег себя и погиб. Фото: mining.wikia.com
Студенческие митинги
Летом 2010 года правительство позволило администрациям вузов взимать со студентов плату за консультации, интернет, пользование библиотекой и спортзалом, переэкзаменовки, пропуск занятий и других услуг. Первыми забастовали крымские студенты, затем к ним присоединились студенты всей страны. Так появился независимый студенческий профсоюз, который просуществовал около трех лет. Фото: "КП в Украине", Артем Пастух
2013 - 2014

Революция Достоинства

По оценкам экспертов, в ней приняли участие 15% украинцев. Погибли, по данным МОЗ, 106 человек со стороны демонстрантов и правоохранителей.
Left
Right
© ЧАО «КП в Украине». Все права защищены.
www.kp.ua

Автор: Анна Мамонова
Фото: Олег Терещенко, Максим Люков, Оскар Янсонс, Артем Пастух
Made on
Tilda